Главная » ОТДЫХ » Как научиться управлять самолетом: редактор МН за штурвалом Extra 330 LX
Опубликовано: 01.03.2017

Как научиться управлять самолетом: редактор МН за штурвалом Extra 330 LX

Мое лицо стекает с черепа, как часы на картине Дали. Но я продолжаю тянуть ручку управления на себя, завершая первую в своей жизни мертвую петлю, выполненную самостоятельно.

Extra 330LX — двухместный пилотажный моноплан

Размах крыла: 8 м

Длина: 6,7 м

Высота: 2,6 м

Вес: 660 кг

Мощность: 315 л.c.

Скорость: 407 км/ч

Объем топлива: 189 л

В кресло пилота меня привел фильм «Интерстеллар». Сначала герой обложки Men’s Health в декабре 2014-го Мэттью Макконахи, сыгравший в нем летчика, посоветовал нам обязательно попробовать управление самолетом. А потом марка Hamilton, также отметившаяся в этом фильме, прислала приглашение на авиашоу во французский Сен-Максим. Швейцарские часовщики привезли туда свой свежекупленный (налетавший всего 46 часов) спортивный винтовой самолет Extra 330LX: «У вас будет возможность полетать вторым пилотом и лично выполнить фигуры высшего пилотажа». И вот я уже стою на небольшом аэродроме и смотрю на ярко-оранжевый фюзеляж с моей фамилией на боку — обычно на нем летает француз Nicolas Ivanoff.

Николя Иванофф

Аэроакробат, каскадер, посланник марки Hamilton и участник соревнований Red Bull Air Race, которые объединили аэроакробатику с гонками. Из-за очередной гонки Иванофф и не присутствовал в Сен-Максиме, лишив себя удовольствия полетать с нашим Ивановым.

У Николя русские корни. Во Франции вообще много людей со смутно знакомыми фамилиями. Так, победил на авиашоу Free Flight World Masters в этом году француз Александр Арловский.

Взлет, тронулся

Только что прошла гроза, и сразу стало очень жарко. «Сними брюки, — говорит чемпион мира по аэробатике Франсуа Ралле, протягивая мне летный комбинезон, — в кабине духота, я сам под комбинезоном без штанов». Я переодеваюсь и занимаю кресло впереди — в Extra пассажир сидит первым.

– Добро пожаловать на борт! Если придется прыгать, отстегнешь ремни, а я сделаю переворот, чтобы ты выпал, тогда и дергай кольцо парашюта, — буднично инструктирует меня Франсуа, пока мы выруливаем на взлетную полосу.

В кабине никакой отделки — только трубы силовой конструкции, шкалы приборов и ручка управления. «Let’s go!» — слышу я в наушниках; под нарастающий рев 6-цилиндрового мотора и звуки песни Beggin группы Madcon самолет легко отрывается от земли. Мы направляемся ближе к морю, туда, где нам разрешили крутиться, вертеться, взлетать и падать (я надеюсь, не совсем до земли) — в общем, показывать высший пилотаж.

Вид из самолета шикарный, погода тоже, и все же мне как-то не по себе. Вспоминая Довлатова: «атмосфера, как в приемной у дантиста». Мои мысли прерывает пилот, который с интонацией конферансье объявляет: «Мертвая петля!» — и самолет устремляется строго вверх. Мое тело моментально становится в три-четыре раза тяжелее, будто меня притягивает к спинке кресла мощнейший магнит. Не успеваю свыкнуться с этим ощущением, как волосы встают дыбом — самолет уже летит вверх шасси, после чего легко возвращается в нормальное положение. «А теперь ты», — говорит пилот, и я даже переспрашиваю, не ослышался ли.

Да, действительно этот отчаянный французский парень хочет, чтобы я сам повторил то же самое. Была не была! Берусь за ручку управления и в зеркале вижу, как Франсуа показательно поднял руки — мол, он ничего не трогает. «Пуль зе стик, пуль-пуль-пуль!» — командует он на своем французском английском, и я послушно тяну на себя неожиданно тонкую (в палец толщиной) и почти невесомую ручку.

В этот раз ощущения от петли еще боле­е противоречивые. Это похоже на американские горки, только там ты никак не влияешь на крутость виражей, а тут все в моих руках — отпущу ручку, и перегрузка закончится. Я не отпускаю и немного коряво, но все же заканчиваю маневр: «Вандефуль!» — одобряет Франсуа. Расслабиться мне он не дает: «Теперь я делаю бочку». Мы мягко проворачиваемся вокруг своей оси и, как и в прошлый раз, приходит моя очередь попробовать.

Я отклоняю ручку влево сантиметров на десять, и Extra тут же делает полный оборот. Может, я прирожденный пилот? С машиной и то первое время управляться было сложнее.

Аэробатика

Авиаспорт, выступления в котором делятся на две дисциплины: обязательную программу и фристайл. В первой пилоты должны показать программу из определенных фигур высшего пилотажа, не покидая квадрат со сторонами 1 км и оставаясь на высоте от 100 до 1000 метров. Во втором — полная свобода творчества. В аэробатике нет разделения по гендерному принципу, женщины соревнуются наравне с мужчинами. 5 раз абсолютным чемпионом мира становилась наша соотечественница Светлана Капанина.


Источник

---

Уважаемый исполнитель!

Пожалуста, оцените качество данного исходника. Плохие тексты мы доработаем или полностью уберем из списка источников.

Хорошо   Нормально   Плохо   Очень ужасно


d9fa9010

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*